fbpx

Мутации вируса SARS-CoV 2 и их клинические последствия

Коронавирусы принято относить к вирусам с относительно низкой изменчивостью, что имеет принципиальное значение для создания вакцин, а также лечения иммуноглобулинами. Так, например, есть данные, что мутация в одном из генов вируса SARS-CoV1 привела к снижению эффективности терапии иммуноглобулинами (синтезированными против антигенных структур вируса до возникновения мутации).

В настоящее время в мире ведется работа более чем с 90 разновидностями вакцины против SARS-CoV 2 и 50 препаратами, содержащими специфические антитела. В большинстве случаев мишенью является spike- белок, который ответственен за проникновение вируса в клетку-мишень. Потенциальная изменчивость этого белка может сделать разработанную вакцину неэффективной. В большинстве случаев работа ведется с вариантом вируса, выделенного в начале пандемии в Ухане.

За время пандемии COVID-19 возник и широко распространился вариант этого белка с заменой одной аминокислоты в позиции 614 (замена аспартата (D614) на глицин (G614)). В статье, предварительно одобренной для публикации в журнале Cell, приведены результаты оценки распространенности новой мутации в различных географических регионах за время пандемии (см. рисунок). Очевидно, что «мутантный» вариант вируса в настоящее время уже является преобладающим. Замена аминокислоты привела к структурным изменениям белка. Исследования in vitro показали, что данная аминокислотная замена привела к увеличению способности вируса к проникновению в клетку. Было показано, что заражение данным подтипом вируса ассоциируется с большей концентрацией вирусной РНК в верхних дыхательных путях (соответственно, выше оказывается вирусная нагрузка). Согласно данной работе, новый вариант вируса SARS-CoV2 не приводит к более тяжелому течению заболевания (нет различий по частоте госпитализации или переводе в ПРИТ). Следует отметить, что в работе других авторов было показано, что более высокая распространенность «нового» типа вируса в том или ином географическом регионе ассоциируется с большей смертностью от COVID-19 (https://www.ncbi.nlm.nih.gov/). Данные о различиях по контагиозности двух вариантов вируса на данный момент не доступны.

Также пока нет четких данных, каков ответ «нового» типа вируса на вакцины и иммуноглобулины к «старому» типу вируса. В обсуждаемой работе поликлональные антитела 6 лиц, перенесших СOVID-19 в начале марта, оказывали достаточное (или даже большее в сравнении со «старым» типом) нейтрализующее действие на «новый» тип вируса (однако отсутствует информация, каким из типов вирусов были заражены пациенты на тот момент, что не позволяет делать каких-либо определенных выводов).

Информация о новых мутациях и распространении новых типов вирусов обновляется ежедневно и доступна на открытый ресурсах (Global Initiative for Sharing All Influenza Data (GISAID) database (www.gisaid.org).

По материалам:

Korber B et al. Tracking changes in SARS-CoV-2 Spike: Evidence that D614G increases infectivity of the COVID-19 virus. Cell 2020 Jul 3; [e-pub].

https://www.cell.com/

Текст: Шахматова О.О.